Древняя Ливия

История

Открытие Гарамантиды

Гарама (из истории ливийской цивилизации)

Гараманты Южной Ливии

Гараманты и транссахарская торговля в античное время

Алтари гарамантов

Туареги и тубу

Пути миграций афразийцев в Северной Африке


Лингвистика

Глазами лингвиста: Гарамантида в контексте североафриканской истории

О дешифровке западноливийских надписей из Марокко

Дешифровка нумидийской письменности


Наскальное искусство

Убийцу зовут Сахарой

Наскальное искусство Тассили

Наскальное искусство Феццана

Пастухи из Танакома


Письменность

Древний народ ливийской Сахары

Надписи на ливийском алфавите в Триполитании

Гарама (из истории ливийской цивилизации)

Мухаммед Сулейман Айюб (из книги "Гарамантида (африканская Атлантида)")

Заключение

Упадок Гарамы

Анархия, в которую погрузилась Северная Африка в VI в. н. э., побудила императора Юстиниана предпринять шаги по включению ее в состав Восточной Римской империи. В 533 г. туда был послан его полководец Велизарий, легко захвативший страну, население которой приветствовало его как освободителя от гнета правителей-вандалов. Север Африки, подчинился новому властителю скорее на словах, чем на деле. Византийские части стояли только в укрепленных городах, а сельская местность и провинция подчинялись берберским племенам и их могущественным вождям, молчаливое одобрение которых византийские наместники покупали золотом.

В действительности положение византийцев здесь было гораздо слабее, чем положение римлян. Последние создавали свои колонии в городах и сельской местности, и колонисты были лучшей опорой римским гарнизонам. Византийцы же в Северной Африке не жили. У Римской Церкви в этом регионе была свои сторонники, в то время как у Византийской Церкви их не было. Император Юстиниан пытался навязать североафриканцам восточный обряд, а также искоренить язычество, но обе эти попытки натолкнулись на активное сопротивление населения1.

На берегах Триполитании жило множество племен, в том числе племена лота, они же лотофаги, жившие вокруг городов Эя, Сабрата и Сахль ад-Джафара с древнейших времен, зената в западной части Джебель Нефуса, мезата в районе Маздух и. Джерза, хавара на берегах залива Большой Сирт, основавшие свою столицу в Зелле. Эти племена постоянно враждовали друг с другом из-за пастбищ, воевали с Римской империей, а затем и с вандалами.

Первое столкновение между византийцами и берберами произошло во время одного из празднеств, проходившего в Лептисе в середине VI в. н. э. Между византийским наместником Сергием и несколькими вождями лота произошла стычка, во время которой охрана наместника перерезала берберских вождей, присутствовавших на празднике. Это злодеяние послужило причиной восстания берберов, в ходе которого один из их вождей, Антала, взял Лептис, разрушил его, убил Сергия в бою и уничтожил еще одну византийскую армию под командованием Соломона. В результате этой победы все берберские племена двинулись на помощь лота, и византийский полководец Троглита смог удержать в своих руках только узкую прибрежную полосу в районе Туниса, оборона которой была сопряжена с большими трудностями2.

Угроза со стороны берберских племен стала очень серьезной для Византийской империи - берберы не только нападали на оазисы в Ливийской пустыне в Египте, но и подошли близко к Александрии. Тогда византийская армия, выступившая в поход, стала подавлять со всей жестокостью это восстание, разрушая поселения и дома, уничтожая колодцы и деревни. Этот террор вынудил берберов отступить к своим пастбищам - в то время они разводили множество верблюдов и все чаще использовали их для путешествий или в ходе военных действий. Преследуемые византийцами, они отступали все дальше и дальше в пустыню, пока не встретились в гарамантами. Тут берберские племена оказались зажатыми между двумя врагами - с одной стороны, византийцами на морском побережье и, с другой стороны, гарамантами в пустыне. Берберам, чтобы выжить, необходимо было пробить себе путь, и они предпочли атаковать слабейшего из противников. Между племенами мезата и гарамантами началась война, закончившаяся захватом мезата района хамада аль-Хамра и Джебель Хасуна. Они также захватили Ваддан3, а затем и вади Шаты. Ваддан стал центром их царства. Хавара же, отступая перед византийцами, оставили им Зеллу и углубились в пустыню, где они основали небольшой город и назвали его Завилой - уменьшительной формой от названия их древней столицы Зеллы. Они не обнесли свою новую столицу крепостной стеной, полагаясь на ее отдаленность4. Так область, находящаяся на востоке Феццана, перешла из рук гарамантов в руки хавара.

Видимо, племена Нигера также усилились. Они перестали подчиняться гарамантам и основали свою столицу в Каваре5. Таким образом, из всех владений гарамантов остались лишь вади аль-Аджаль и вади Мурзук. Царство Феццана уменьшилось настолько, что в него входили только эти две долины и местность между ними.

В то же самое время произошло ощутимое изменение климата: участились засухи, подземных вод стало меньше, а песчаные барханы пришли в движение и поглотили многие из старых дорог и путей. Повозки и лошади лишь с трудом передвигались по старым твердым каменистым дорогам. Одновременно появились берберские племена со своими верблюдами, для которых, в силу их способности переносить жажду и пересекать песчаные барханы, эти трудности были вполне преодолимы. Поэтому для племен мезата и хавара не представляло особого труда захватить господство над пустыней, потеснив гарамантов.

Гарама слабела, а следы упадка мы видим в архитектуре зданий, построенных в VI в. н. э. и после. Эти здания возводились беспорядочно, для их постройки из старых домов вынимались камни и колонны, чтобы использовать их вторично.

Ибн Абд аль-Хакам отмечает, что арабы завоевали Северную Африку в ходе двух кампаний. Первая из них состоялась в правление халифа Османа ибн Аффана, во главе ее стоял Амр ибн аль-Ас, и его армия дошла до Триполи.

Вторую камланию возглавлял прославленный полководец Окба бен Нафи, сын сестры Амра ибн аль-Аса. В 669 г. Окба вышел из Мамедаса, небольшого городка около Сирта, с армией, состоявшей из 400 кавалеристов, 400 всадников на верблюдах и 800 носильщиков воды и припасов. Окба осадил Ваддан, и, по сообщению историка, после слабого сопротивления город сдался. После этого Окба двинулся на Гараму, царь которой сдался ему без боя (впоследствии он был сослан на восток). Однако другие гарамантские крепости оказали ему сопротивление, несмотря на капитуляцию царя, что заставило Окбу покорять каждую из них в отдельности.

Ибн Абд аль-Хакам пишет, что Окба возвратился другим путем, возможно через Гатрун и Завилу. Арабский историк отмечает, что Окба вернулся к своим основным силам через пять месяцев6, но я сомневаюсь, что за этот срок Окба смог совершить все эти завоевания. Такая значительная кампания, как эта, неизбежно должна была продолжаться дольше, чем это указано. Однако, видимо, кампания Окбы не положила конец царству гарамантов.

Из немногих строк, оставленных нам о Гараме известным арабским географом аль-Масуди, мы можем сделать вывод, что и в X в. Гарама продолжала существовать. У аль-Бекри, исторические сочинения которого охватывают и XI в., есть неясное замечание о все еще существующей Гараме. Скорее всего под упомянутым им городом Тамерма он имел в виду Гараму, в особенности потому, что он говорит, что в нем живут бену7 Феццан.

Вполне возможно, что это название было просто искажено в процессе передачи или записи. Из того, что пишет аль-Бекри, мы можем прийти к заключению, что в Гараме были архивы по типу личных досье, что существовало постоянное сообщение между различными областями царства и что государство обеспечивало порядок и безопасность в стране. Однако текст аль-Бекри отмечает возрастание влияния Завилы и указывает на то, что этот город был столицей Феццана и даже стал известен как "великий феццанский город".

Нет никаких свидетельств в пользу того, что династия Ибн аль-Хаттабов, а именно она правила Завилой, начиная с X в. н. э., захватила Гараму, однако есть данные, указывающие на то, что Гарама находилась по отношению к Завиле в подчиненном положении.

Захват Завилы в 1174 г. (569 г. хиджры) Каракушем Армянским, одним из офицеров Салах ад-Дина аль-Айюби (известного в Европе как Саладин. - Примеч. пер.}, положил конец династии Ибн аль-Хаттабов. Все началось с того, что отношения между Салах ад-Дином аль-Айюби и его сюзереном султаном Нур ад-Дином, правителем Дамаска, испортились настолько, что Салах ад-Дин начал обдумывать план отхода из Египта в Йемен или в Африку и для осуществления замысла захватить север Африки обратился за помощью к своему брату Туран-шаху. Все эти проекты, однако, были заброшены после того, как отношения между Салах ад-Дином и Нур ад-Дином вновь приобрели спокойный и дружественный характер. Такой исход дела не удовлетворил нескольких офицеров, стремившихся к завоеваниям, и они ушли из Египта вместе со своими солдатами. Среди них был армянский офицер по имени Каракуш. У него был отряд конницы, с помощью которого он покорил Сиву, затем Ауджилу, оттуда двинулся на Завилу и захватил ее. Царь Завилы по имени Мухаммед ибн Хаттаб погиб под пытками8. Затем Каракуш пошел на Ваддан, захватил его и оттуда направился в Триполи, где он осел и начал править. Каракуш оставался правителем, пока против него не выступили его враги. Они осадили его в Ваддане, где в 1212 г. (609 г. хиджры) он сдался и был убит.

После смерти Каракуша Феццан остался без властителя, что соблазнило его соседей. Племя загава, жившее на севере Чада, в XII в. н. э. основало свое царство в Канеме. Его границы начали проходить возле Феццана, а его цари стали экономически зависеть от свободы движения по караванным путям, ведущим в Триполитанию. И, когда правление Каракуша окончилось, загава, известные также как канури, захватили Феццан и сделали город Траген резиденцией своего правителя. Абу аль-Феда в своей книге "Таквим аль-Булдан" ("Географический справочник") пишет: "К востоку от Гадамеса лежит Ваддан, остров пальм... К востоку от него лежит Феццан, это также остров пальм и воды. Городов и возделанных земель в нем больше, чем в Ваддане. Все это теперь подчиняется царю Канема"9.

Канури недолго пробыли в Феццане, потому что вскоре в вади аль-Аджаль появились хорманы. Несмотря на то, что некоторые современные историки считают хорманов арабским племенем, известно, что это не так. Шейх Фалех, написавший комментарии к истории Ибн Галбуна, говорит о них: "Они родом из берберов, известны как хорманы и живут в вади аль-Аджаль"10. В народных преданиях говорится, что они пользовались лошадьми, а не верблюдами и что они вели жестокую войну с туарегами. Все это свидетельствует о том, что хорманы были не туарегами, не канури и не арабами. Так кто же такие хорманы?

Все путешественники и археологи, побывавшие в Джерме, считали, что Джерма гарамантов, т. е. времен римлян, - это развалины, известные под названием Старая Джерма. Это большой город, все здания которого построены из необожженных кирпичей, в нем с западной стороны есть большой дворец. Город окружает овальная в плане стена. В нем есть три мечети, до сих пор еще не полностью развалившиеся. Такое представление оставалось господствующим до начала расколок в 1962 г., в ходе которых выяснилось, что существует другой город, лежащий под домами, построенными из кирпичей. Выяснилось также, что этот нижний город был построен из огромных каменных блоков правильной формы, в нем были найдены колонны, арки, капители. Все это говорит о том, что этот город являлся одним из центров древней греко-римской культуры. Дополнительные изыскания привели нас к следующим историческим заключениям.

Начиная с VII в. н. э. древний город Гарама слабел, но, борясь со временем, он продолжал существовать до IX в., когда был полностью покинут. Песок и земля поглотили его, и люди стали возделывать землю и сажать пальмы над древними развалинами. В XIII в. люди вернулись, чтобы вновь поселиться на старом месте, однако на этот раз свои дома и мечети они возводили из необожженных кирпичей. Очевидно, удар, нанесенный Завиле Каракушем, удар, уничтоживший царство хавара, ослабил берберские племена, которые своими постоянными набегами подтачивали силу Гарамы.

Видимо, появление армии канури еще более ослабило берберов-хавара так, что они предпочли вовсе оставить Феццан и переселиться на запад, в Ахаггар. Тем самым они освободили место гарамантам для восстановления их могущества.

Однако Гарама, жители которой стали мусульманами, забыла свои языческие и христианские традиции, как забыла она и величественный римский тип зданий, на смену которым пришла матгибинская сахарская архитектура. По образцу африканских дворцов канури был построен западный дворец с квадратными башнями и высокими стенами. Минареты мечети Гарамы были выстроены в стиле, характерном для магрибинской архитектуры. Очевидно, простым изменением начальной буквы в названии, случайным или умышленным, стала отличаться мусульманская Харама от прежней христианской Гарамы.

Несмотря на свою исламизацию, гараманты, или хорманы, продолжали оставаться преданными животному, которое их предки привезли вместе с собой в Феццан, - лошади. Кавалерия была основной ударной силой армии хорманов.

Сфера влияния Харамы расширялась, пока не достигла Завилы на востоке и Сокны на севере. В нее входил даже Гадамес, но, когда Харама захотела распространить свою власть на район Гата и окружающие его области, она столкнулась с туарегами, новой силой, только появившейся. А кто такие туареги и откуда они пришли?

Археологические и особенно антропологические исследования, затрагивающие этот вопрос, до сих пор немногочисленны. Туареги сейчас проживают в Сахаре на площади почти равной площади Европы, что делает попытку проследить их историю трудным делом. Вдобавок туарегские племена до настоящего времени продолжают оставаться кочевниками. До сих пор ни один ученый не написал их историю.

Исходя из уже проделанных исследований, мы можем выдвинуть следующие предположения. С древних времен в районе, лежащем между западными берегами Нила и Атлантическим океаном, жила большая группа племен. По своему происхождению эти племена представляли собой смесь средиземноморской и негроидной африканской расы. Пропорции смешения были различные в разных местах. На севере выше была доля средиземноморской крови, на юге более отчетливо проявлялись негроидные черты. Эти племена говорили на одном языке, относящемся к берберо-хамитскому семейству, но на разных диалектах. Разница между диалектами иногда была такова, что одно племя могло не понимать диалект другого. Эти племена жили в Сахаре со времен фараонов, продолжали существовать там во времена и греческого, и римского, и византийского владычеств. Они оставались на своей родине до начала исламского завоевания. Они легко меняли районы своего обитания, переходя с одного места на другое в поисках пастбища или же во время набега или отступления в ходе междоусобных войн.

Эти племена делились на две основные группы: северную, жившую около побережья, и южную, жившую в Сахаре. Гараманты принадлежали к последней.

По различным экономическим и политическим причинам северная группа начала углубляться в Сахару и оказывать давление на южные племена, жившие в Феццане, пока не добилась окончательной победы над ними и не обосновалась в их оазисах. Однако начиная с VII в. н. э. в этом регионе появилась новая сила, арабы, которые в течение VIII-X вв. постепенно оседали на севере Африки. Они, в свою очередь, стали выталкивать северные берберские племена, жившие в оазисах на севере Феццана, дальше на юг. А когда накатилась новая волна арабов, больше всех предыдущих, она отбросила северных берберов на юг, за Феццан. Они осели на нагорьях Ахаггар и Тассили в Сахаре, но вскоре небольшие оазисы, в которых они жили, уже не смогли обеспечивать пропитание все возрастающего населения. В этом факте мы можем найти историческое объяснение возникновения государства Альморавидов, которое, объединив туарегские племена на юге Сахары, расширялось, пока его границы не достигли Испании на севере и Египта на востоке. Однако эта империя быстро распалась, а Альмохады уничтожили ее. Туареги и другие берберские племена вернулись к кочевому образу жизни, при котором каждое племя было независимо и возглавлялось шейхом или вождем.

У туарегов нет единого общего предка, так как они различаются по происхождению. Они представляют собой смесь нескольких берберских племен, таких, как хавара, мезата, зената, лемтуна и др. Все эти племена были связаны друг с другом родством по крови и общим языком или же похожими диалектами. Ибн Халдун (известный арабский историк конца XIV в. - Примеч. пер.} писал по этому поводу:. "Поначалу хавара, а также связанные с ними родством баранис и симогр жили в Триполитании и соседних областях Киренаики, как и упоминают аль-Масуди и аль-Бекри. Некоторые из них пересекли пески и оказались в стране бедности. При этом они прошли через Лемту, где племена закрывают свое лицо, затем через граничащую с Лемтой страну Каукау в Судане и углубились в Африку, где они стали известны как хукара"11. В другом месте он пишет: "У второй группы санхаджа, закрывающей свое лицо, не было в Магрибе ни царя, ни государства. Эта группа санхаджа закрывает свое лицо, они живут в. бедности за песками пустыми на юге. Они были там изолированы задолго до исламского завоевания. Происхождение их неизвестно. Они направились в пустыню от побережья, нашли там природные богатства и переселились с холмов, покинув их. Они заменили свою пищу молоком и мясом верблюдов, отойдя от цивилизации, привыкнув к одиночеству... Они поселились по соседству с деревнями эфиопов и стали барьером между страной берберов и Суданом. Они начали закрывать свое лицо, и это стало отличать их от других народов. В этой стране они жили и размножались"12.

Как мы уже говорили ранее, вначале туареги были конгломератом различных племен и каждое племя возглавлял его вождь. Когда же им угрожала опасность, они объединялись под началом одного и этих вождей, которому присваивался титул амгара, что означает военачальник или султан.

Видимо, такая коалиция племен осела рядом с поселением Баркат около Гата. Этот оазис, лежавший на полпути между Средиземным морем и странами Черной Африки, занимал отличную стратегическую и экономическую позицию, и в нем обычно останавливались караваны, чтобы отдохнуть от тягот и забот долгого путешествия. Эти племена решили, что лучше всего для них было бы основать где-нибудь поблизости рынок, место купли-продажи. Эта идея нашла себе сторонников в лице купцов Гадамеса, увидевших, что эта затея принесет им обильные прибыли.

Для осуществления этого замысла племена, жившие в этом районе, а это были ихадженен, кель-гафса, кель-тарт, кель-телак и имакамазин, заключили соглашение о строительстве города Гата неподалеку от оазиса Баркат. Каждое племя взяло себе определенный участок города, застроило его и поселилось там. Были также построены рынок и квартал для чужестранцев.

Был установлен порядок управления городом - исполнительная власть была отдана совету шейхов, представлявших пять союзных племен. Деятельность этого совета контролировалась тремя улемами, обладавшими правом вето в случае, если постановления совета противоречили шариату или же традициям и обычаям туарегов.

У города была своя небольшая символическая армия, состоявшая из добровольцев-туарегов. Они жили вне Гата. Их возглавлял офицер, носивший титул амгара. Город, однако, охраняло не это символическое войско, а протекция сильных племен аураген, которые, согласно договору, должны были защищать Гат от любого нападения извне. За это город платил им большую дань. Племена аураген жили на нагорье, окружающем Гат. Они обязались не вмешиваться во внутренние дела города, обеспечивать безопасность всех караванов, идущих в Гат или из него, и не чинить им никакого зла.

С ходом времени значение Гата возросло настолько, что Ибн Халдун и Ибн Баттута, два магрибских путешественника, посетили его и жили в нем.

С ростом Гата в нем увеличивалось число купцов из Триполи, Гадамеса, Сокны и Туата. Они селились там и брали себе в жены местных девушек. Постепенно к ним начала переходить власть, и, в конце концов, совет стал состоять из потомков этих купцов. Из них же стал назначаться и амгар. Такое положение дел неизбежно привело к охлаждению отношений между населением Гата и племенами аураген, однако последние не предпринимали никаких действий, опасаясь, что им перестанут выплачивать дань за охрану.

Как раз в это время войска Харамы выступили в поход и смогли легко захватить Гат. Однако жители Гата, опасаясь, что переход власти к хорманам означает смертный приговор для их города, решили обратиться за помощью к туарегам. Они позвали на помощь племена аураген, и те откликнулись на призыв. Началась ожесточенная битва между ними и хорманами, в которой туареги победили. Гат вновь перешел в их руки. На этот раз вождь аураген хотя и покинул город, чтобы в нем осуществлялось самоуправление в форме совета купцов, но он взял себе титул амгара и стал именовать себя султаном.

Примерно в 1500 г. туареги двинулись на Феццан. Они захватили Гадамес и установили в нем свои порядки по образцу Гата, а затем вторглись в вади аль-Аджаль, где развернулись жестокие бои между ними и хорманами. В какой-то момент они чуть не захватили Старую Джерму - их отряд под видом купцов проник в город и укрылся в мечети. Однако муэдзин понял, кто они, и предупредил правителя города, который приказал их схватить. Выяснилось, что туареги решили штурмовать город, и что этот отряд должен был перебить стражу и открыть ворота. Эти несчастные были казнены, и штурм провалился. Тем не менее среди стариков Джермы ходят легенды, которые они слышали от своих отцов и дедов, в которых говорится, что в результате нескольких удачных набегов туарегов Джерма была разрушена и покинута жителями.

В конце концов туарегам удалось разрушить основные гарамантские крепости. Налетчикам помогли и эпидемии, особенно малярии, которые опустошили Джерму и довершили ее гибель.

Позднее в этом районе возникло государство потомков шерифа Мухаммеда аль-Фаси из города Феса, который возглавлял караваны паломников, ходившие из Магриба в Мекку. Хитростью он смог создать свое собственное государство и с середины XV в. правил Феццаном. Власть султана Мухаммеда и его сыновей простиралась в том числе и на вади аль-Аджаль, и он управлял ею, как и остальными частями Феццана.

Из хроники Ибн Галбуна видно, что хорманы не были довольны правлением потомков Мухаммеда аль-Фаси, и около 1622 г. они восстали против их власти13. В легендах стариков Джермы говорится, что Хорма или Джерма была осаждена и взята штурмом, однако некоторым вождям восстания удалось бежать в Триполи, где они укрылись у османского наместника Рамадан-дея и его зятя Мухаммеда аль-Джазаири.

Османское правительство послало в Феццан армию на помощь хорманам. Султан ат-Тахир бежал и был убит во время бегства одним из своих сподвижников. Турки поставили наместником Феццана одного из хорманов, по имени Ахмед бен Ховейди аль-Хормани. Однако султан Мухаммед Джахим, преемник ат-Тахира, вернулся со своими солдатами из Чада, осадил Мурзук, и после нескольких стычек между турками и потомками Мухаммеда был заключен мир, согласно которому последние правили Феццаном за дань, которую они выплачивали Триполи.

В эпоху Юсефа-паши захватил Феццан аль-Караманли Мухаммед-бек аль-Мукни и казнил в 1811 г. султана Джахима, последнего султана из дома потомков Мухаммеда аль-Фаси, и окончательно включил Феццан в состав эйалета Западный Триполи.

Сама же Джерма оставалась погрязшей в нищете, лишениях и разрухе, в ней процветали болезни. Так обстояло дело вплоть до того момента, когда она была окончательно покинута в 1936 г.

Гарама (из истории ливийской цивилизации)


Примечания:

1. Император Юстиниан стремился возродить Римскую империю и восстановить ее в границах до раздела на Восточную и Западную в V в. При поддержке части романского населения и западного духовенства он присоединил к своей империи вандальские, вестготские и остготские владения в Северной Африке, Испании и Италии (примеч. отв. ред. Ю. М. К.).

2. Diehl Ch. L'Afrique Byzantine. P., 1896, p. 339 ff.

3. Аль-Якуби. Аль-Булдан, с. 97 и сл.

4. Аль-Бекри. Аль-Магриб фи зикр биляд Ифрикия ва-ль-Магриб, с. 10 и сл.

5. Ибн Абд аль-Хакам. Футух Миср ва-ль-Магриб, с. 262 и сл.

6. Там же.

7. Слово "бену" - частый компонент названий арабских племен и буквально означает "сыновья", возможно также значение "обитатели" (примеч. пер.).

8. Ат-Тиджани. Рихля ат-Тиджани, с. 111 и сл.

9. Абу-ль-Феда. Таквим аль-булдан.

10. Ибн Галбун. Ат-Тизкар, с. 102 и сл.

11. Ибн Халдун. Аль-Ибар, т. 6, с. 284.

12. Там же, с. 370.

13. Ибн, Галбун. Ат-Тизкар, с. 102 и сл.


на главную | Древняя Ливия

 webmaster

Rambler's Top100 Яндекс цитирования