Древняя Ливия

История

Открытие Гарамантиды

Гарама (из истории ливийской цивилизации)

Гараманты Южной Ливии

Гараманты и транссахарская торговля в античное время

Алтари гарамантов

Туареги и тубу

Пути миграций афразийцев в Северной Африке


Лингвистика

Глазами лингвиста: Гарамантида в контексте североафриканской истории

О дешифровке западноливийских надписей из Марокко

Дешифровка нумидийской письменности


Наскальное искусство

Убийцу зовут Сахарой

Наскальное искусство Тассили

Наскальное искусство Феццана

Пастухи из Танакома


Письменность

Древний народ ливийской Сахары

Надписи на ливийском алфавите в Триполитании

Реклама

Алтари гарамантов

Е. М. Циноева (из книги "Гарамантида (африканская Атлантида)")

Трудности, связанные с восстановлением истории Гарамы, не могут заставить ученых отказаться от работы с "немногословными" памятниками одной из древних африканских цивилизаций. Об этом красноречиво свидетельствуют и книга, которую читатель держит в руках, и обширная библиография, существующая на сегодняшний день.

Опорным археологическим материалом в попытке представить себе составные мировоззрения гарамантов можно считать погребальные комплексы, в состав которых входили жертвенные столы. Основная проблематика, связанная с их изучением, - причины появления, назначение, обрядовая семантика, - несмотря на кажущуюся ограниченность задачи, связана с разрешением более общих исторических проблем.

У нас нет прямых свидетельств о религиозных ритуалах гарамантов. Но есть вполне приемлемый путь поиска аналогий, возможных заимствований, могущих участвовать в формировании культуры Гарамы. Культура эта скорее всего, была синкретичной, о чем свидетельствуют этническая неоднородность населения, географическое положение страны, значение в транссахарской торговле и другие факторы. На этом пути наметились два направления. Одни авторы склонны связывать происхождение культуры гарамантов в основном с местными африканскими цивилизациями, другие -- с римлянами.

Жертвенные столы, составляющие самостоятельную группу памятников, не имеют прямых аналогий ни в африканском, ни в античном мире. Хронологически их появление относится к периоду тесных контактов с римлянами. На протяжении всего своего существования эти каменные алтари не подвергались внешним изменениям. Все они имели прямоугольную форму и подразделялись на две части: большая, с одним углублением, располагалась с востока и примыкала к погребальному сооружению или к стеле, занимая половину всей поверхности; во второй части вырубали несколько маленьких углублений прямоугольной или круглой формы, причем количество их колебалось от трех до шести, соответственно оно было четным и нечетным.

Таким образом постоянным, условно говоря, канонизированным элементом жертвенных алтарей оставалось большое углубление Средние размеры жертвенных столов составляли 70-100 см в длину, 40-50 в ширину и 20-25 см в высоту. Вырезались они из местных пород камня, часто из нубийского песчаника.

Жертвенные столы были неизменно связаны с погребальными сооружениями. Их, однако, не устанавливали перед самыми ранними из открытых археологами могил, которые представляли собой каменные насыпи цилиндрической формы. Они появились в "ансамбле" с четырехгранными ступенчатыми мастабами и пирамидальными погребальными сооружениями в римское время.

Использование гарамантами чистых пирамидальных форм выдвигается в качестве весомого аргумента сторонниками теории о египетско-мероитском влиянии на культуру Гарамы. Мы мало знаем о погребальных обрядах гарамантов, но по скудным сведениям, которые дает нам археологический материал, можно судить, что идеопластический характер египетских, мероитских жертвенных столов с изображенными на них вотивными предметами не мог соответствовать характеру мировоззрения гарамантов. Их захоронения сопровождались только предметами и никогда - рисунками, рельефами, надписями. В погребальный комплекс гарамантов никогда не включалась молельня или часовня как обособленное ритуальное пространство.

Дальнейшее сопоставление египетских, мероитских и гарамантских захоронений показало бы нам большее различие между ними и свело бы на нет значение черт, определяющих сходство. Кроме того, контакты с Мероэ в период появления жертвенных столов не были постоянными и достаточно тесными, чтобы повлечь за собой изменения в погребальном ритуале, самом консервативном из всех обычаев. И тем не менее он претерпел существенные изменения.

По данным археологии (значительный материал о раскопках содержится в работах, помещенных в настоящем сборнике), захоронения стали снабжать погребальным инвентарем, которого не было прежде, в большом количестве присутствовали римские вещи. Цилиндрические насыпи сменились более масштабными и пространственно оформленными комплексами, в которые помимо пирамидальных сооружений входили жертвенные столы и стелы. Это было временем расцвета Гарамантиды. Величественный царский некрополь Джермы, разбитые по планировке города с римскими строениями, сельское хозяйство с системой фоггаров и, наконец, роль Гарамантиды в транссахарской торговле, военная независимость свидетельствуют и о социальном "скачке" в римский период гарамантского общества. Гараманты наблюдали каждодневную жизнь римлян, селившихся в их городах, и это больше, чем нерегулярные посещения восточных и юго-восточных областей Африки, могло влиять на их традиции.

Описывая погребения, открытые археологами, доктор М. Айюб заключает, что гараманты верили в загробное существование. Вряд ли вера в иную жизнь является исключительной для мировоззрения гарамантов. Действие, для которого предназначались алтари, было реальным, земным, хотя обращено было к потустороннему. Здесь не могло быть места предметам "личного пользования" умершего. Сделанные из долговечного материала, они, должно быть, предназначались для регулярных церемоний: насыщения покойного пищей, поминания, жертвоприношения богам, жертвенного заклания, возлияния.

В древнем Риме регулярные церемонии были довольно разнообразными. Кроме поминок и заклания жертвенных животных в день захоронения, на девятый день на могилу приносили жертву, состав которой был строго определен. Умершего поминали в день рождения, смерти, в праздник поминовения всех усопших. Мы не утверждаем, что пришлый римский обычай мог вытеснить местный. Возможно, типологическое сходство обрядов способствовало легкому усвоению римских погребальных ритуалов и принятию ритуальных предметов, пусть не всегда и не обязательно точно.

В этой связи можно говорить о функциональном параллелизме в назначении жертвенных столов гарамантов и римских могильных алтарей. Это предположение заслуживает большей поддержки, нежели сравнение "немых" плит некрополей Джермы с египетскими алтарями, несущими сложное семантическое сочетание изобразительных элементов и иероглифических надписей. У египтян вся сумма идей, связанных с умершим, фиксировалась в надписях, пластике, настенной живописи. У гарамантов, по всей видимости, элементы погребального комплекса были опорными знаками ритуала, который хранился в памяти и восстанавливался в процессе обрядового действия.

То же, но на другом уровне, было в древнем Риме, о погребальных обрядах которого информируют не специальные "своды законов", а отдельные сведения у античных историков и писателей. Так вот в римское время, судя по резкому изменению масштаба захоронений, в гарамантском обществе под влиянием более развитой культуры, в силу возвышения его "международного" значения социальная роль индивида, очевидно, повышается. Тесные и мирные контакты с Римом могли содействовать процессу социальной стратификации и одновременно способствовать формированию более четких религиозных представлений и обрядов, которые не зафиксированы, но хранились в памяти, восстанавливались в ходе обрядового действия.

Римское влияние, судя по всему, было плодотворным и сильным. Опираясь на предположение о типологическом и функциональном сходстве римских могильных плит и гарамантских жертвенников, можно, поддавшись искушению, провести и более конкретные аналогии. Мы уже говорили о регулярном характере церемоний, для которых предназначались алтари гарамантов, и о разнообразии римских поминальных обрядов. Известен обычай римлян ежегодно оставлять трапезу на могиле умершего, приносить кровавые жертвы и совершать возлияния.

Членение поверхности гарамантских жертвенников наводит на мысль о регламентированности обрядовых действий, с которыми было связано их существование. Возможно, что мелкие углубления предназначались для определенных видов пищи, а крупные - для жертвенного животного или возлияний. Исходя из характера поверхности, мы можем также исключить само действие заклания животного на алтаре, поскольку на плите отсутствует желобок для стока крови, который можно наблюдать на специально предназначенных для кровавых жертв алтарях в различных регионах.

Говоря о могильных комплексах, мы обходили молчанием стелы. Те из них, которые относятся к интересующему нас периоду, представляют собой вертикальные каменные плиты с закругленным верхом. Они примыкали к алтарям в количестве от двух до четырех, располагаясь со стороны пирамиды. Не будем сейчас перечислять все суждения, касающиеся истоков появления этого вида памятников. Основное их направление -- это попытка привязать стелы к аналогичным пуническим памятникам, посвященным различным божествам пунического мира. Мы не имеем никаких сведений о поклонении этим божествам в Гараме, не представляем себе, как они могли быть связаны с погребальным культом. Стелы гарамантского погребения могли быть и простейшим видом могильного памятника, и символом божества либо умершего предка. Но любые выводы преждевременны.

В решении проблем, связанных с вопросами обрядов, верований, мифологии, особенно остро ощущается недостаток археологического материала и письменных источников. При том низком уровне археологической обследованности региона, который достигнут в настоящее время, можно быть уверенным, что в будущем ученые получат сведения для более точной аргументации своих предположений, и история Гарамантиды обретет более четкие очертания.


на главную | Древняя Ливия |

 webmaster

Rambler's Top100 Яндекс цитирования