Древняя Ливия

История

Открытие Гарамантиды

Гарама (из истории ливийской цивилизации)

Гараманты Южной Ливии

Гараманты и транссахарская торговля в античное время

Алтари гарамантов

Туареги и тубу

Пути миграций афразийцев в Северной Африке


Лингвистика

Глазами лингвиста: Гарамантида в контексте североафриканской истории

О дешифровке западноливийских надписей из Марокко

Дешифровка нумидийской письменности


Наскальное искусство

Убийцу зовут Сахарой

Наскальное искусство Тассили

Наскальное искусство Феццана

Пастухи из Танакома


Письменность

Древний народ ливийской Сахары

Надписи на ливийском алфавите в Триполитании

Гараманты и транссахарская торговля в античное время

Р. Лоу (из книги "Гарамантида (африканская Атлантида)")

Гараманты и Рим

Карфаген, разгромленный Римом в 202 г. до н. э., был слишком ослаблен, чтобы сохранить контроль над своими эмпориями. В 162/1 г. до н. э. они были захвачены царем Нумидии Масиниссой52, а вскоре попали в сферу римских интересов. В 111 г. до н. э., в период войны между Римом и царем Нумидии Югуртой, Лептис Магна порвал с ним и перешел на сторону Рима53.

Приобретение Римом эмпорий вызвало его контакты с гарамантами. Торговля, процветавшая в пуническое время, не была восстановлена. Попытки римлян установить мир и порядок в Северной Африке привели к серии войн с жителями пустыни, Л. Корнелий Бальб, проконсул Африки в 21-20 гг. до н. з., прославился своим походом в страну гарамантов. Плиний перечисляет места, захваченные Бальбом (V. 36-7). Некоторые из них находились, по-видимому, в Южной Нумидии, в земле гетулов54, но Бальб также через Цидам (Гадамес) проник в глубь пустыни и взял Гараму (Джерму), столицу гарамантов. Разумеется, постоянной оккупации не было, цель кампании заключалась в наказании и устрашении воинственных обитателей Сахары55.

Анри Лот56 выдвинул точку зрения, согласно которой Бальб пересек Феццан и, следуя "дорогой для колесниц" через Тассили, дошел до Нигера. Лот идентифицировал "Аласи" из списка Плиния с Илеси (берберское название Форт-Полиньяка), "Балсу" с Абалессой в Хоггаре, а реку "Дазибари" с "Да Иса Бари" (Великой рекой Да), сонгайским названием Нигера. Разумеется, все это - лишь догадки. Например, идентификацию Абалессы можно не учитывать, так как правильное написание слова у Плиния было, по-видимому, "Балла"57. Кроме того, совершенно невероятно, чтобы Бальб мог дойти так далеко.

Несмотря на поражение, гараманты продолжали доставлять беспокойство. П. Сульпиций Квириний (правда, мы не знаем, когда точно это происходило)58 воевал и нанес поражение гарамантам, выступившим в союзе с мармаридами Киренаики59. Позднее гараманты поддержали мятежника Такфарината. В 22 г. н. э. они помогали ему совершать набеги на Лептис Магна60, а в 24 г. царь гарамантов даже послал небольшие отряды на помощь Такфаринату61. Однако после его поражения и смерти в том же году гараманты направили посольство в Рим с просьбой о мире62. Это был мир, который они не собирались поддерживать, и по-прежнему совершали грабительские набеги на прибрежные города. "Гараманты - свирепое племя, своими набегами наводившее ужас на соседей", - писал о них Тацит63. Если их пытались преследовать, они отступали в пустыню и при отходе засыпали колодцы64. В 69 г. они вмешались в события на побережье, поддержав Эю в ее войне с Лептис Магна. Они опустошили окрестности Лептиса, но были отброшены от города Валерием Фестом65. По-видимому, римляне предприняли новый поход в Феццан, так как Плиний (V. 38) сообщает, что в ходе этой войны был обнаружен новый, более короткий путь к гарамантам. Знание внутренних районов, приобретенное в ходе этих кампаний, было зафиксировано Плинием, писавшим в 77 г. н. э.66 Из его описаний мы можем получить некоторое представление о существовавших в то время дорогах на юг Феццана. В одном отрывке (V. 26) он довольно неопределенно говорит о дороге, которая вела от Малого Сирта (залив Габес) через "обширные пустыни" (Великий восточный эрг) к гарамантам. Другой отрывок (V. 34-6) более точен. Исходная точка Плиния - не упоминавшиеся прежде аманты, локализованные в 12 днях пути к западу от Большого Сирта (залив Сирта), где они "окружены песками на западе", т. е. восточным краем Великого восточного эрга. От амантов надо идти 7 дней на юго-запад через пески к трогодитам (примеч. сост. - Р. Лоу настаивает на том, что у Плиния речь идет о "трогодитах", а не "троглодитах", как обычно считается.), с которыми римляне торговали карбункулами. Путешествие на юго-запад из указанного района должно было привести путника (хотя и больше чем за 7 дней) в горы Тассили-Аджера, где жили трогодиты Плиния. Эта дорога должна была проходить через Гадамес. И действительно, Плиний продолжает: "Между ними [амантами и трогодитами] находится Фазания, обращенная к упомянутым пустыням Африки [Великий восточный эрг], выше Малого Сирта, где живет племя фазанийцев, города которых Алеле и Киллибу мы покорили, равно как и Цидам..." Из этих названий "Цидам" - Гадамес, "Фазания" звучит как "Феццан", и неоднократно высказывалось мнение, что страна гарамантов (находившаяся в Феццане) в древности была известна как "Фазания"67. Оно ошибочно: у Плиния Фазаний и гараманты отчетливо различаются68. Если "Фазания" то же самое, что и "Феццан", то следует признать, что локализация термина изменилась. Плиний продолжает: "От них с востока на запад на большом расстоянии тянется горный хребет, называемый римлянами Черным (Ater) из-за (его) внешнего вида..." Была попытка идентифицировать Моns Ater с Джебель Сода, что тоже означает (по-арабски) "Черная Гора". Но она расположена не там, где указывал Плиний, т. е. непосредственно к востоку от Гадамеса. "Моns Ater" должна быть каменистым плато хамада аль-Хамра, которая тянется с востока от Гадамеса до Джебель Сода. За Моns Ater лежит "пустыня" (Убари), затем "Телги - город гарамантов, Дебрис и знаменитый город Гарама (Джерма) - столица гарамантов".

Дорога Плиния проходит от залива Габес к Гадамесу. Это все та же Геродотова дорога, северная оконечность которой находилась рядом с Гигтисом. Плиний сообщает о "Цидаме в области Сабраты" (V. 35), что говорит о наличии дороги северо-восточного направления из Сабраты в Гадамес. Из Гадамеса путник мог идти либо на юго-запад в Тассили-Аджер, либо на юго-восток через хамада аль-Хамра, вероятно в Эдри, либо на юг через Убари в Гараму (Джерму). Дорога, открытая в 69 г. н. э., была короче на 4 дня ("compendium guadridui"). Она была известна как путь "мимо скальной вершины" ("iter praeter caput saxi)69. К сожалению, до сих пор ее не представлялось возможным точно идентифицировать, - может быть, это была прямая дорога через хамада от Гериа до Эдри.

После 69 г. н. э. мы хуже информированы об отношениях Рима с гарамантами. Птолемей (писавший примерно в 140 г. н. э.) заимствует два эпизода у Марина Тирского (I. 8, 4). В первом случае рассказывается, как Септимий Флакк вышел со своей армией из Ливии в страну гарамантов, пересек ее и три месяца шел на юг к "эфиопам". Это похоже на новый поход с целью устрашения, и Септимий Флакк был, возможно, тот самый Флакк, подавивший примерно в 86 г. восстание насамонов70, которым, может быть, помогали гараманты. Трудно оценить, как далеко на юг Флакк мог дойти за три месяца: ему не надо было идти так уж долго, чтобы встретить "эфиопов", т. е. тубу. Вторая история более занимательна: "Юлий Матерн (из Лептис Магна)... отправился из Гарамы вместе с царем гарамантов, выступившим в поход против эфиопов, и после четырехмесячного пути, во время которого он продвигался только в южном направлении, прибыл в эфиопскую землю Агисимба, где собираются носороги". Присутствие носорогов показывает, что Матерн пересек пустыню и дошел до Судана. Неясно, что он делал в Гараме: был ли он купцом, или солдатом, или дипломатом, или добровольным путешественником. В рассказе отмечено, что между Римом и гарамантами в то время были мирные отношения. Действительно, Птолемей утверждает (I. 10, 3), что в его дни многие путешествовали из Лептиса в Гараму, он говорит о двух дорогах, в тридцать и двадцать дней пути. Возможно именно о них писал Плиний. Птолемей указывает (6.30) названия семи городов в Сахаре. Некоторые из них можно узнать: Гараму, Себху, и, вероятно, Бир Геланию. И Эдри.

В начале III в. у римлян были серьезные трудности. Септимий Север (197-211) был вынужден вести кампанию против очень воинственных племен, угрожавших Триполису71; в их состав могли входить гараманты. В этом контексте становится понятным создание пограничного вала Триполитании (Tripolitanus)72. Таким образом, постоянная система обороны заменяет старую политику усмирения сахарских племен с помощью периодических рейдов устрашения. В пустыне за линией пограничного вала были построены еще три крепости73, представлявшие собой передний рубеж римского присутствия в Сахаре. В Гадамесе следов самой крепости не сохранилось, но надписи подтверждают наличие гарнизона при Септимии Севере и Каракалле (212-217) и строительных работ при Александре Севере (222-235). В Гериат аль-Гарбия сохранилась крепость, построенная при Александре Севере в 230-235 гг. и расширенная при Гордиане III (238-244); в Бу Нджеме еще при Септимии Севере в 201/2 г. была построена крепость меньших размеров. Во второй половине III в. эти крепости были, по-видимому, либо покинуты, либо перешли под контроль местных племен. О том, что контакты с римским миром не прерывались, говорят находки монет IV в. в Гадамесе74. Даже в VI в. у жителей Гадамеса был договор с римлянами75.

По всей видимости, в задачу трех крепостей входило наблюдение за южными дорогами и обеспечение безопасности прохода по ним караванов. Гадамес охранял самую старую дорогу от Гигтиса или Сабраты, Гериа - самую короткую, прямую дорогу через хамада до Эдри, возможно открытую в 69 г. н.э. Наиболее северной точкой этой дороги была Эя. Римская дорога, проложенная, по крайней мере, на части пути от Эй до Герии, была впервые размечена при Каракалле в 216 г. Многочисленные верстовые камни сохранились между Гарьяном и Миздой76. От Бу Нджема дорога должна была идти на юг к оазису Джофра77 через Джебель Сода и на юго-запад к Джерме через Себху. Дорога на Бу Нджем, по-видимому, выходила из Лептиса или Тубакта.

Римские отношения с гарамантами также документированы находками итальянских археологов в Феццане78. Их особое внимание было сосредоточено на долине вади аль-Аджаль, которая тянется на восток через Джерму и ограничена песками Убари на севере и хамада Мурзук на юге. Там должна была быть родина гарамантов. Археологические находки были разделены на три категории. Они говорили: 1) о существовании в древности ирригации римского типа, 2) о присутствии римлян, 3) о наличии товаров, ввозившихся из Рима.

В южной части вади была обнаружена система ирригационных каналов и подземных галерей для накапливания и хранения воды. Ее не представляется возможным датировать, но она, вероятно, была создана по образцу римской ирригационной системы на побережье.

Вилер даже предполагает79, что римляне предоставили гарамантам своих инженеров для ее строительства, надеясь их превратить таким образом из. беспокойных кочевников в послушных оседлых земледельцев. По его мнению, здесь "политическая деятельность (как часто бывает и в наши дни) была облечена в форму технической помощи"80.

О присутствии постоянно проживавших римлян свидетельствует знаменитый гарамский мавзолей, гробница, построенная в римском стиле. Его архитектурные особенности, а также черепки римских глиняных ламп и керамики вместе с осколками стеклянной посуды, обнаруженные внутри, указывают на то, что он был построен около 100 г. н.э. Рядом с ним были найдены два кремационных захоронения, в которых находились римские амфоры I и II вв. Обычным способом погребения в Феццане было предание тела усопшего земле, поэтому обнаружение кремаций по соседству с мавзолеем подтверждает то, что подсказали нам архитектурные особенности памятника. Вполне очевидно, что мы имеем здесь дело с пришельцами из римского мира. Раньше мавзолей считался уникальным, однако в ходе недавних раскопок в Феццане удалось обнаружить фундаменты еще по крайней мере двух памятников такого типа81. По-видимому, они принадлежали купцам, хотя некоторые считают, что в Гараме было нечто вроде римского "консулата", а по мнению Вилера, как мы видели, там была миссия технических советников в связи с ирригационными работами в Феццане.

При раскопках "местных" памятников были также найдены римские изделия. На различных кладбищах Джермы, на кладбище в Харайге, расположенном в трех милях к востоку, и на кладбище в Абьяде в 100 милях к востоку вдоль по вади, везде были обнаружены римские изделия: глиняные лампы, керамика, стеклянная посуда и амфоры. Их датировка варьировала между I и IV вв. За пределами вади аль-Аджаль на кладбище в Гате было найдено римское стекло III в.

Все эти находки указывают на наличие регулярного ввоза римских товаров с конца I по IV в., с возможным пиком в III в. Это вполне соответствует тому, что мы знаем об отношениях между Римом и гарамантами из других источников. Начало торговли в конце I в. может быть связано с установлением дружественных отношений, подразумеваемых рассказом о Матерне, а пик III в. приходится на период деятельности Септимия Севера и его преемников по обеспечению безопасности дорог в Феццане82. Упадок торговли после IV в. обусловлен, разумеется, крушением римского владычества в Северной Африке.

С севера гараманты ввозили прежде всего стекло, во-вторых, керамику и лампы, а также амфоры, наполненные маслом и вином. Наличие других предметов ввоза может быть подтверждено раскопками. Так, в одном захоронении в Джерме была найдена крашеная шерстяная ткань, возможно кошелек83. Несомненно, он был привезен с севера и изготовлен в одной из мастерских побережья84.

По-видимому, характер вывоза изменился по сравнению с пуническим временем. Разумеется, торговля карбункулом продолжалась, но и слоновая кость для Римской империи стала важным товаром. У нас есть косвенные, но убедительные свидетельства85.

Трудно себе представить возведение статуи слона на главной улице Лептиса, если слоновая кость не была коммерчески важным товаром для города. Надписи говорят, что по крайней мере два горожанина могли в качестве подарков преподнести слоновые бивни. Другая надпись упоминает о показе (ferae dentatae guattuor vivae) - по-видимому, слонов во время игр в Лептисе. Эти слоны могли быть живыми доставлены по транссахарскому тракту86, но слова надписи говорят, что такое случалось редко. Ни один античный автор не сообщает о том, что гараманты торговали слоновой костью, хотя Лукиан (Жаждни, 2) рассказывает о гарамантах, охотящихся на слонов на далеком юге. Главная причина увеличения транссахарской торговли слоновой костью состоит, разумеется, в том, что исчезли слоны в Северной Африке и Сирии. В I в., как сообщает Плиний (VIII. 7), приток слоновой кости (за исключением индийской) настолько иссяк, что охотники были вынуждены разрезать кости слонов на слои с целью замены.

Другая статья вывоза гарамантов - рабы - хорошо известна. В североафриканских городах в римское время встречались чернокожие рабы87. Они могли быть привезены из Египта или Феццана, но по крайней мере в одном случае гарамантское происхождение раба указано отчетливо. Позднеримский поэт из Хадрумета писал:

faex Gamamantarum nostrum prossit in axem,
et piceo gaudet corpore verna niger
guem nisi vox hominem labris emissa sonaret,
terreret visu horrida larva viros.
dira, Hadrumeta, tuum rapiant sibi Tartara monstrum!
Custodem hunc Ditis debet habere domus.88

(Перевод: Грязь наших гарамантов дошла до оси, и черный раб радуется своему черному, как смола, телу. Если голос, выходящий из губ, не был бы человеческим, люди содрогались бы при виде этого призрака. Может быть, Тартар, о Хадрумет, возьмет это чудовище себе! Дом Плутона сделал бы его своим стражем.)

Таким образом, в Хадрумете было возможно получать черных рабов у гарамантов, но эпиграмма в то же время дает понять, что это не было обычным делом. Высказывались предположения, что другими предметами вывоза могли быть финики, натрон, цибетин*, амазонит (из Тибести), дичь и шкуры, но об этом мы ничего не знаем.

*. Цибетин - ароматическое вещество, вырабатываемое железами виверры или циветты (млекопитающих из семейства виверровых отряда хищных). По облику похожи на представителей семейства куньих. Распространены в Южной Азии, Африке и Юго-Западной Европе (примеч. сост.).

Гараманты и транссахарская торговля в античное время


Примечания:

52. Полиций. XXX, 2.

53. Саллюстий. Югурта. 77, 2.

54. См. особенно: Desanges P. Le triomphe de Cornelius Bal-bus.- Revue africaine. 1957, 5-43.

55. Характер римских военных действий в пустыне хорошо отражен в описании Оросия войны с гетулами 6 г. н. э. (VI, 21, 18): "Gaetulos latius Vagantes Cossus... artatis finibus coercuit atque a Romanis limitibus metu compulib".

56. Lhote H. L'expedition de Cornelius Balbus au Sahara en 19 av. J.-C. d'apres le texte de Pline.-Revue Africaine. 1954, 41-83. Тезисы этой статьи оспаривает П. Дезанж (примеч. 54).

57. Вариантами являются "Балса" и "Балла": так как предыдущее название - "Галса", то более вероятным является то, что правильное название - "Балла", а не "Балса".

58. Надпись из Кирены (S. E. G. IX. 63) прославляет окончание Мармарийской войны во 2 г. н. э.; но с этой датой возникают трудности из-за несоответствия с хронологией карьеры Квириния, и поэтому Р. Сайм датирует ее 15 г. до н. э. (Syme R. The Roman Revolution. Oxf., 1939, 399, No 1).

59. Florus. II, 31.

60. Тацит. Анналы. III. 74.

61. Там же. IV. 23.

62. Там же. IV. 26.

63. Тацит. История. IV. 50.

64. Плиний. V. 38.

65. Тацит. История. IV. 50.

66. Главным источником Плиния, по-видимому, был отчет о кампании Бальба (ср. V. 36).

67. Например: Bovill E. W. The Golden Trade of the Moors, 34.

68. Птолемей также помещал "Фазанию" где-то в Африке (IV, 7, 28), но ее локализация отличается крайней неопределенностью.

69. Плиний. V. 38.

70. Zonaras. XI. 19.

71. Victor. Caesares. 20, 19; Sriptores historiae Augustae. Severus. 18. 3.

72. Goodchild R. G. and Ward Perkins J. B. The "Limes Tripolitanus" in the light of recent discoveries. - Journal of Roman Studies. 1949, SI-95.

73. Goodchild R. G. Oasis forts of Legio III Augusta on the routes to the Fezzan. - Papers of the British School at Rome.1954, 56-68.

74. Manny R. Monnaies anciennes. В Гадамесе есть двуязычные надписи на латинском и ливийском языках, сделанные на надгробных памятниках (Reynolds J. M. Three inscriptions from Ghadames in Libya. -P. B. S, R. 1958, 135-136).

75. Procopius. De aedificiis Dn. lustiniani VI. 3, 11.

76. Goodchild R. G. Roman Roads and Milestones in Tripolitania. Tripoli, 1948, 14-20, 29.

77. Находки древних монет зарегистрированы в Ваддане и в оазисе Джофра (Mauny R. Monnaies anciennes).

78. Расе G., Sergi S., Caputo G. Scavi Sahariani. - Monumenti Antichi,1951, coll. 151-552; Wheeler R. E. M. Rome Beyond the Imperial Frontiers. L., 1954, 97-107.

79. Wheeler R. E. M. Rome Beyond the Imperial Frontiers,105-106.

80. Ibid., 178.

81. Согласно информации, любезно сообщенной автору О. Броган.

82. См. Гзелл (Gsell S. I, 1913, p. 60, No 8) предполагает, что Северы ввели использование верблюда для путешествий через пустыню в Триполитании. Верблюды наверняка были известны и раньше, но их было немного вплоть до III в. (другая интерпретация фактов: Brogan О. The camel in Roman Tripolitania. - P. B. S. R., 1954, 126-131; Bovill E. W. The Golden Trade of the Moors, 39-43).

83. Monument; Antichi 1951, coll. 313-314. (figs. 106-7).

84. Ср.: Страбон. XVII. 3. 18 (Зухий); Плиний, IX. 127 (остров Джерба).

85. Aurigemma S. L'elefante di Leptis Magna e il commercio dell' avorio e delle "Libycae ferae" negli Emporia Tripolitani. - Africa Italiana. 1940, 67-86.

86. Известно, что слона доставили через Сахару в Марракеш в конце VI в. (Bovill E. W. The Golden Trade of the Moors, 184).

87. См.: Gsell S. I, 302, n. 2.

88. Anthologia Latina. Ed. F. Buecheler et A. Riese. Lipsiae, 1868, No 183.


на главную | Древняя Ливия |

 webmaster

Rambler's Top100 Яндекс цитирования