Древняя Ливия

История

Открытие Гарамантиды

Гарама (из истории ливийской цивилизации)

Гараманты Южной Ливии

Гараманты и транссахарская торговля в античное время

Алтари гарамантов

Туареги и тубу

Пути миграций афразийцев в Северной Африке


Лингвистика

Глазами лингвиста: Гарамантида в контексте североафриканской истории

О дешифровке западноливийских надписей из Марокко

Дешифровка нумидийской письменности


Наскальное искусство

Убийцу зовут Сахарой

Наскальное искусство Тассили

Наскальное искусство Феццана

Пастухи из Танакома


Письменность

Древний народ ливийской Сахары

Надписи на ливийском алфавите в Триполитании

Реклама

Открытие Гарамантиды

М.Ю. Рощин (из книги "Гарамантида (африканская Атлантида)")

В сентябре 1979 г. в составе научной экспедиции Института физики земли им. О. Ю. Шмидта я оказался в Ливии. Наша маленькая группа в течение полугода работала в различных библиотеках Ливии, собирая исторические сведения о землетрясениях в этой стране. Занимаясь древним периодом ливийской истории, я постоянно сталкивался с проблемой гарамантов.

Наша группа объездила большую часть ливийского побережья. Везде нас встречали зримые следы средиземноморской античности: в Триполитании - величественные развалины древнеримских городов Сабраты и Лептис Магна, отчасти реставрированные итальянцами; в Киренаике - грандиозные руины Кирены, бывшей одно время вторым после Афин городом эллинистической цивилизации. Прибрежная зона Ливии благодатна, но сразу за короткой прибрежной полосой начинается Сахара: там каменистые плато перемежаются песчаными дюнами, тянутся многочисленные высохшие русла-вади, и так на многие сотни километров. Изредка встретится палатка или несколько палаток бедуинов, еще реже - желанный оазис с жильем, растительностью и источниками воды. Когда-то властителем этих почти бескрайних просторов (а это - большая часть территории современной Ливии) был древний народ гарамантов. Их страна - Гарамантида - была своего рода Атлантидой Сахары, а пустыня, к счастью, хранит следы прошлого лучше, чем океан.

За время командировки в Ливию мне удалось собрать ценные материалы по истории гарамантов, а, вернувшись в Москву, я узнал, что некоторые наши специалисты серьезно занимаются гарамантской проблемой. Так родилась идея подготовить сводную книгу о гарамантах, в которой были бы представлены оценки, наблюдения и гипотезы зарубежных и отечественных исследователей.

Изучение античной истории Ливии1 показывает, что единственным местным народом, создавшим крупное царство на ее территории в Феццане, т.е. во внутренних районах страны, и достигшим высокой ступени в развитии цивилизации, являлись гараманты.

История гарамантов до сих пор хранит немало загадок. И сегодня неизвестно точно, откуда именно пришли гараманты в Феццан и что их вынудило туда переселиться. Такой же загадкой для ученых по-прежнему остается поздняя история гарамантов, т. е. вопрос о том, какая судьба постигла их после прихода арабов-мусульман в Северную Африку.

Происхождение гарамантов издавна связывалось со Средиземноморьем, хотя еще задолго до проведения серьезных археологических раскопок в Феццане некоторые исследователи обращали внимание на сообщения источников о темном цвете кожи некоторых гарамантов2. Антропологический анализ останков из могильников (р-на вади аль-Аджаль) и результаты раскопок, проводившихся археологической и палеоантропологической экспедициями Итальянского географического общества в Гараме, убедительно показали, что гараманты в основном были людьми европеоидной расы, по-видимому, средиземноморского типа, и антропологически сильно отличались от негроидов. Таким образом, сегодня мало кто возражает против средиземноморского происхождения гарамантов, но до сих пор остается неизвестным, откуда они пришли. На этот счет существует несколько версий.

Первая связана с великим переселением так называемых морских народов (критян, этрусков, сицилийцев, сардов) в конце II тысячелетия до н. э. в результате серии сильных землетрясений, нередко цунамигенных, сопровождавшихся затоплением островов. Часть этих переселенцев осела на побережье Ливии, что подтверждается древнеегипетскими надписями XI в. до н. э.3. Впоследствии, в начале I тысячелетия до н. э., потомки морских народов, осевшие главным образом на побережье Триполитании, по мнению сторонников этой версии, были вытеснены финикийскими колонистами в глубь страны - в Феццан.

Вторая версия связывает происхождение гарамантов с оазисом Сива, находящимся в пограничном районе исторической Ливии, прилегающем к Египту. В древности оазис был знаменит своим храмом бога Амона (древнеегипетская религиозная традиция) и являлся крупным религиозным центром. Часть жителей Сивы в X-VIII вв. до н. э., как полагают, переселились в Феццан и стали называться гарамантами. Сторонники этой гипотезы обосновывают ее тем, что у обнаруженных в Феццане и относящихся к эпохе гарамантов памятников можно отчетливо проследить черты древнеегипетского культурного влияния.

Третья версия возводит гарамантов к потомкам филистимлян, изгнанным из Палестины иудеями. Филистимляне, по мнению сторонников этой гипотезы, и основали древнюю столицу гарамантов Гараму в X-IX вв. до н. э.

Все приведенные выше версии указывают на cpeдиземноморское происхождение гарамантов и на начало I тысячелетия до н. э. как на время появления этого народа в Сахаре.

Существуют и другие теории. Советский историк и этнограф А. Д. Дридзо обратил внимание на сложный состав населения Гарамантиды, которую он считал объединением нескольких этносов, различных по своему хозяйственно-культурному типу. Во многом развивая мысли А. Д. Дридзо, Ю. М. Кобищанов считает, что следует говорить о собственно гарамантах - господствующей этносоциальной группе, затем о низших этносоциальных группах Гарамы, среди которых были и потомки аборигенов, и потомки рабов различного происхождения, наконец, о периферийных этносах, подчиненных Гараме. Все они входили в состав Гарамантского царства, в рамках которого осуществлялось взаимодействие культур; постепенно складывалось не только социально-политическое, но и культурное единство Гарамантиды (при этом ведущая роль принадлежала средиземноморским культурным элементам), происходило и некоторое сглаживание антропологических различий. Собственно гараманты как этнос сложились в Гараме, но среди их предков были, вероятно, выходцы из Эгеиды, смешавшиеся в северной части нынешней Ливии с берберами, а в Феццане - с аборигенами этой страны гор, сухих степей и оазисов и, наконец, с темнокожими невольниками, приводимыми из внутренних районов Африки.

К сожалению, мы не знаем, на каком языке (или языках) говорили гараманты, поэтому не располагаем важнейшим аргументом в пользу той или иной из версий их этнического происхождения.

Основные источники наших знаний об этом народе - это наряду с данными археологических раскопок сообщения античных историков и географов. К сожалению, до наших дней не дошло ни одного прямого свидетельства греческих или римских путешественников. Краткие сведения о древнем народе мы находим в трудах крупнейших античных историков. Первым из них, упомянувшим гарамантов, был Геродот. Он писал, что "в десяти днях пути от Авгил - опять соляной холм с источником и множеством плодоносных финиковых пальм... Там обитают люди по имени гараманты (весьма многочисленное племя). Они насыпают на соль землю и потом засевают. Отсюда - кратчайший путь к лотофагам, именно тридцать дней. В земле гарамантов есть также быки, пасущиеся, пятясь назад. Пасутся же они, пятясь назад, вот почему. Рога у них загнуты вперед, и из-за этого-то они и пасутся, отступая назад; вперед ведь они не могут идти, так как упираются в землю рогами. В остальном они ничем не отличаются от прочих быков, только кожа у них потолще и на ощупь (мягче). Так вот, эти гараманты охотятся на пещерных эфиопов на колесницах, запряженных в четверку коней. Ведь пещерные эфиопы - самые быстроногие среди всех людей, о которых нам приходилось когда-либо слышать. Эти пещерные жители поедают змей, ящериц и подобных пресмыкающихся. Язык их не похож ни на какой другой: они издают звуки, подобные писку летучих мышей" (История, IV, 183).

В другом параграфе своей "Истории" Геродот иначе писал о гарамантах. По его словам, эти гараманты проживали к югу от безводного района Сирт, населенного насамонами. Они обитали в стране, где водились дикие звери. Гараманты избегали встреч и соседства с другими людьми, они не имели оружия и не знали, как защищаться (История, IV, 174).

Еще античные авторы обратили внимание на противоречие между этими двумя отрывками у Геродота, посвященными гарамантам. Так, Плиний полагал, что во втором отрывке Геродот имел в виду не гарамантов, а гамфазантов. Большинство же комментаторов Геродота, за небольшим исключением, единодушно отмечают, что в этом отрывке у древнегреческого историка "гараманты" упомянуты ошибочно и, скорее всего, здесь имелись в виду пещерные жители-эфиопы.

Римский систематизатор Плиний Старший сообщает интересные сведения о первой римской экспедиции в страну гарамантов, предпринятой Корнелием Бальбом в 20 г. до н. э. Корнелий Бальб взял сначала Гадамес (латинское название Cidamus или Cydamus), затем, преодолев цепь Черных Гор (Ater Mons), захватил город Телги (Thelgae), а также Дебрис (Debris), вблизи которого находился горячий источник, и вышел к столице царства гарамантов Гараме, которую он взял без труда, застав ее жителей врасплох. Далее Плиний перечисляет названия географических мест, пройденных экспедицией Бальба, и отмечает, что "до сих пор дорога к гарамантам была непроходима, так как разбойники из этого племени засыпали песком свои колодцы (их не надо копать глубоко, если обладать знанием местности)" (Естественная история, V, 36-38). Чуть дальше Плиний пишет, что "гараманты, не вступая в брак, живут с женщинами без разбору" (там же, V, 45). Разумеется, это может свидетельствовать лишь об отличии гарамантских брачных норм от римских.

Сведения, содержащиеся в "Естественной истории", более конкретны, чем в "Истории" Геродота. В ней имеется ценный материал по исторической географии, расшифровать который, т. е. идентифицировать приведенные Плинием географические названия, за небольшим исключением, пока не удалось. Важным представляется указание Плиния на то, что Гадамес был вторым по значению городом царства гарамантов.

Поход Бальба начинает новый этап в истории Древнего Феццана - этап военной, политической, экономической и культурной экспансии Рима. Римское влияние проявлялось не всегда в форме военно-политического вмешательства. Зато в области экономики и культуры роль Рима в стране гарамантов после похода Бальба возрастала, вероятно, очень быстро.

В период между 77 и 150 гг н. э. римляне совершили еще три экспедиции на территорию Феццана. Эти экспедиции Валерия Феста, Септимия Флакка и Юлия Матерна, разумеется, преследовали определенные военно-политические задачи, но одновременно они обогатили античный мир новыми географическими сведениями, идентифицировать которые точно, как, например, страну Агисимбу (Agisymba), безуспешно пытаются ученые еще и в наши дни. Геродот и Плиний были главными античными авторами, сообщившими в сжатой форме те скупые сведения, которые были известны древним о гарамантах. Остальные античные авторы лишь добавляют отдельные штрихи к истории этого народа. Например, римский историк Корнелий Тацит (56/57-после 117 г. н. э.) отмечает участие гарамантов в нумидийском восстании Такфарината в начале I в. н. э. (окончилось восстание его поражением в 24 г. н. э.) и тот факт, что после поражения Такфарината гараманты направили свое посольство в Рим, чтобы избежать возмездия.

В XX в. в результате проведения в Феццане ряда археологических изысканий оказалось возможным проверить сведения античных авторов о гарамантах. Прежде всего полностью подтвердилось, что на территории древнего Феццана существовала самобытная цивилизация. Вокруг столицы царства гарамантов было обнаружено почти 60 000 захоронений. Использование гарамантами колесниц, о которых сообщал Плиний, было доказано обнаруженными П. Грациози наскальными рисунками с изображением колесниц, запряженных лошадьми. Археологические находки, обнаруженные в районе вади аль-Аджаль, позволили идентифицировать ряд географических названий, упомянутых Плинием. Сегодня исследовательская работа по сопоставлению сведений античных авторов и данных современных археологических расколок только началась, но ее результаты стали ощутимы уже сейчас, так как достоверность в целом античных источников (в частностях ошибок немало) была доказана с помощью археологии. Важную роль в разрешении проблем истории гарамантов должна сыграть и историческая география, так как по сведениям древних (например, того же Геродота) природные условия страны гарамантов отличались от современных в лучшую сторону.

Раскопки в XX в. в районе вади аль-Аджаль и в особенности раскопки в Гараме раскрыли страну гарамантов как реально существовавшее царство. Археолог М. С. Айюб, проводивший последние по времени раскопки в районе Гарамы, отмечает, что большинство находок связано с периодом после I в. н. э., причем в III в. н. э. Гарама играла в Феццане роль знаменитых Пальмиры и Петры4 .

Сопоставление сведений античных авторов с данными археологических изысканий позволяет выявить причины расцвета, а затем и упадка гарамантов. Главная причина, по нашему мнению, заключается в особенностях социально-политического развития древней Ливии. Ее история показывает, что, хотя коренное древнеливийское население и имело достаточные потенции для формирования самобытной цивилизации5, тем не менее ее естественное развитие на средиземноморском побережье оказалось невозможным, так как сначала финикийские и греческие, а затем римские колонисты, являясь носителями более развитых форм цивилизации, подавляли автохтонные культурные очаги.

Такое положение предоставляло возможность образования самостоятельных форм цивилизации и государственности только внутренним районам древней Ливии. В экономическом плане сильная государственность внутренней Ливии, могла опереться на скотоводство и земледелие, базировавшееся на фоггарах, подземных водных каналах, еще и сегодня частично используемых в районе вади аль-Аджаль, а также на посредническую торговлю между Средиземноморьем и центральными районами Черного континента, причем роль последней была практически решающей, так как только посредническая торговля хорошо коррелируется с расцветом римской Триполитании. Этот расцвет приходится на I-III вв. н. э., и именно в эти века наивысшего подъема достигает страна гарамантов. Основа ее политических успехов кроется в огромном росте оборотов римской торговли с Черной Африкой, так как гараманты обеспечивали надежную и относительно быструю доставку товаров в обоих направлениях. Рим вывозил в Африку изделия своих ремесленников, а ввозил рабов, золото, слоновую кость, перья страуса, шкуры и предназначенных для цирковых арен империи живых зверей. Гараманты контролировали главные караванные пути. "Они жили в основном в районе вади аль-Аджаль, 100-мильной полосе оазисов на южном краю пустыни Убари, сравнительно плодородном, защищенном песчаными дюнами и идеально расположенном для контроля над транссахарскими торговыми путями. Их торговая империя простиралась далеко к югу от линии Гадамес-Куфра и, возможно, достигала озера Чад. В оазисах и рядом с колодцами в пустыне они строили крепости для охраны торговых путей и караван-сараи для людей и животных"6.

Довольно трудно точно определить, насколько климат в Феццане периода расцвета цивилизации гарамантов был лучше, чем нынешний, но можно определенно отметить, что он был более благоприятен для проживания людей. Об этом говорят и сведения Геродота, и сообщения Страбона о том, что ежегодный прирост жеребят в Гарамантиде составлял 100000 особей (Страбон, XVII, 3, 19). Кроме того, сам факт возможности караванной торговли и походов на лошадях (верблюд получил заметное распространение в Сахаре только в IV-V вв. н. э.) говорит о том, что опустынивание Сахары еще не было столь полным, как в наше время. Специальные исследования почв, проводившиеся советской экспедицией в Ливии, подтвердили этот вывод, так как, по их данным, резкое уменьшение количества влаги в ливийских почвах произошло около 1,5 тысячелетия тому назад.

Гараманты были воинственным народом. Они часто вмешивались в военные действия, происходившие на побережье. Известно их участие в междоусобной борьбе между Эей и Лептис Магна на стороне первой. Отряды гарамантов, поддерживавшие Эю, осадили Лептис Магну, и только поддержка римских легионеров под командованием Валерия Феста позволила снять осаду и отбросить гарамантов. В первом десятилетии нашей эры царь гарамантов поддержал восстание нумидийца Такфарината. Он посылал свои летучие отряды для стремительных атак на территорию противника, а также занимался организацией сбыта захваченных Такфаринатом римских товаров. Уже позднее, в эпоху заката своего могущества, гараманты, объединившись с другими ливийскими племенами, участвовали в борьбе с византийскими войсками в VI в.

В I-III вв. н. э. столица гарамантов Гарама находилась под сильным влиянием римской культуры. При раскопках города были обнаружены латинские надписи. Во II в. н. э. жители Гарамы строили свои дома на южных берегах большого, ныне исчезнувшего озера. Город был окружен стеной и рвом. Внутри города были выстроены довольно крупные дома, бани, рынки. В городе имелся водопровод, было много садов, улицы были обсажены деревьями. При раскопках археологи обнаружили колонны основных стилей античной классической архитектуры: ионического, дорического и коринфского. В городе жили римские купцы. Урны с их прахом были обнаружены в процессе раскопок. Гараманты за время своей весьма длительной истории создали, по-видимому, всего два крупных города: Гараму и Гадамес, причем Гадамес после похода Бальба попал под власть римлян, хотя, вероятно, его основными жителями оставались по-прежнему гараманты (см. подробнее: Merighi A. La Tripolitania Antica, p. 166-170).

Главными занятиями населения Гарамантиды являлись скотоводство и земледелие. Помимо знаменитых быков с изогнутыми рогами и лошадей, гараманты разводили овец, коз, свиней и ослов. Об этом свидетельствуют остатки скелетов животных, обнаруженных археологами. Земледелие, основанное на использовании фоггаров, требовало немалого умения и трудолюбия.

Гараманты выращивали пшеницу, ячмень и другие зерновые культуры, а также различные овощи, инжир, миндаль, гранат, оливы, хлопчатник, клевер. В стране гарамантов в изобилии росли финиковые пальмы.

Какими именно были жилища гарамантов, земледельцев гор и оазисов, до сих пор точно неизвестно. Наиболее правдоподобный вариант был предложен английским исследователем Ориком Бейтсом. Согласно его реконструкции, типичное жилище гарамантов представляло собой мапалию (mapalia), хижину из асфоделей. Сходные по типу строения можно увидеть на мозаиках из музея Бардо в Тунисе. Скотоводы-кочевники жили, вероятно, в шатрах из шкур, а рядовые горожане-гараманты строили дома из сырцового кирпича.

История заката и исчезновения Гарамантиды сегодня во многом еще не разгадана. Когда связи, в первую очередь торговые, между ливийским побережьем и внутренними районами ослабли, а затем почти прекратились, поток информации о гарамантах постепенно оскудел. Из скупых сведений античных авторов о поздней истории гарамантов мы узнаем лишь о том, что гараманты продолжали существовать. Археологические раскопки в XX в. помогли восстановить общий абрис поздней истории Гарамантиды.

Ослабление царства начинается в IV-V вв. н. э., когда произошло резкое сокращение объема караванной торговли между Средиземноморьем и Черной Африкой. Это сокращение было обусловлено упадком римских провинций Южного Средиземноморья. В середине V в. римские владения в Северной Африке были захвачены вандалами во главе с Гейзерихом. Когда в 533 г. византийцы отвоевали Триполитанию у вандалов, ее состояние было плачевным. В самых крупных городах провинции Лептис Магна и Сабрате проживало в то время лишь несколько сот человек. Хотя греки-византийцы и называли себя римлянами, местное латинизированное население видело в них новых завоевателей.

Снижение роли посреднической торговли в экономике Северной Африки сопровождалось крупными социально-политическими изменениями. В это время во внутренних районах Северной Африки происходил бурный расцвет берберской кочевой культуры, называемый некоторыми исследователями "верблюжьей революцией", так как его основой стало распространение верблюда в IV-V вв. как главного средства транссахарского транспорта. Как предполагает ряд историков, этнос, занимавшийся разведением верблюдов, вытеснил с ведущих социально-политических позиций другой этнос, использовавший лошадей в качестве транспортного средства. Кочевники, разводившие верблюдов, доказали также преимущество "кораблей пустыни" и при ведении боевых действий в Сахаре. Гараманты оказались побежденными.

В IV-V вв., по данным раскопок Айюба, Гарама была разрушена. Причины катастрофы до сих пор установить не удалось. Впоследствии город был отстроен, хотя и в меньших размерах. Когда в 669 г. в результате арабской завоевательной экспедиции в Феццан город был взят, плененный арабами царь Гарамы был выслан в Египет. Окончательно Гарама была покинута жителями в VIII в., возможно в связи с сильным землетрясением, происшедшим в оазисе Себха вблизи Гарамы в 704 г. После вторжения арабов в Феццан цивилизация гарамантов оправиться не смогла. К VIII в. относятся последние сведения о гарамантах. Хотя средневековые арабские историки и сообщают о создании вблизи древней Гарамы в XIV в. нового города племенем хорманов, очень трудно установить какую-либо генетическую связь между гарамантами и хорманами.

Проблема исчезновения гарамантов до сих пор остается нерешенной. Часть исследователей видят потомков гарамантов в современных туарегах. Видимо, после падения царства гарамантов их этнос растворился в переживавших в то время социально-политический подъем берберских племенах и в наибольшей степени был ассимилирован туарегами, одним из крупных берберских народов.

Вплоть до недавнего времени гараманты в значительной степени оставались "вещью в себе". Относительно гарамантов можно было выдвигать различные предположения, но они чаще всего не поддавались никакой проверке. В XX в., когда в ливийскую Сахару пришли археологи, положение дел стало меняться. Раскопки в центральной зоне проживания гарамантов - долине вади аль-Аджаль, - проведенные рядом археологических экспедиций, дали уникальный материал. В результате в 60-х годах появилось несколько работ зарубежных ученых по истории гарамантов, некоторые из них мы и предлагаем вниманию читателей.

"Гарама (из истории ливийской цивилизации)" - работа суданского археолога Мухаммеда Сулеймана Айюба, хранителя древностей в Феццане в 60-е годы. Доктор Айюб проводил в вади аль-Аджаль самостоятельные раскопки и одновременно участвовал в работе английских экспедиций проф. Ричмонда и д-ра Дэниэлза. Он опубликовал ряд статей и докладов на арабском и английском языках. Большинство из них практически недоступно русскому читателю и было издано в Ливии небольшим тиражом. В книге "Гарама (из истории ливийской цивилизации)"7 обобщены многолетние изыскания Айюба по истории гарамантов. Автор знакомит читателя с географией Феццана, приводит основные сведения античных источников по истории гарамантов. Особенно ценны отрывки из арабских средневековых источников по истории гарамантов и Феццана в целом. В книге подробно описана история археологических экспедиций, проводивших раскопки в Феццане. Большой интерес представляет реконструкция Айюбом истории гарамантов. В этой части работы много догадок и предположений, иногда умозрительных и не подтвержденных источниками. Это вполне естественно, так как "белых пятен" в истории древнего народа пока более чем достаточно. Увлекательное изложение Айюба, по нашему мнению, должно пробудить интерес к сложной проблеме гарамантов. Перевод этой работы дается с некоторыми сокращениями. Небольшая монография "Гараманты Южной Ливии" английского археолога Чарльза Дэниэлза существенно дополняет работу М. С. Айюба8. Дэниэлз стремится излагать только то, что является уже достаточно выявленным. Его работа намечает контуры достоверного в истории гарамантов.

Мы сочли необходимым опубликовать также статью английского исследователя Р. Лоу "Гараманты и транссахарская торговля в античное время"9. В этой статье автор хорошо сочетает убедительный анализ древних источников с параллелями из археологии. Р. Лоу остроумно и изобретательно попытался реконструировать основные линии транссахарских торговых путей в античное время.

Советские исследователи занимаются изучением истории гарамантов с 60-х годов. В 1969 г. была опубликована превосходная статья А. Д. Дридзо "Гараманты (к вопросу о реконструкции истории и культуры)", в которой автор дал обстоятельный анализ самого термина "гарамант" и попытался определить границы расселения гарамантов и сферы их влияния10. Соображения А. Д. Дридзо по вопросу о происхождении термина "гарамант", безусловно, заслуживают серьезного внимания. Жаль, что автор не использовал в своей работе содержательное исследование французского лингвиста Густава Мерсье "Ливийский язык и античная топонимика Северной Африки". Г. Мерсье проводит интересную параллель между этнонимом "гарамант" и выражением "ag german", означающим на языке туарегов "сельские жители", а также названием "Гарама" и "agerem", что на языке туарегов значит "город, поселение"11. Эта параллель, возможно, проливает дополнительный свет на историческую судьбу гарамантов, так как наиболее вероятными потомками древнего народа считаются туареги.

>Вторая часть статьи А. Д. Дридзо посвящена определению территории расселения гарамантов и пределов их сферы влияния. Автор подробно анализирует данные античных источников и сопоставляет их с результатами новейших исследований. Выводы его работы в целом совпадают с выводами зарубежных ученых.

Другой советский исследователь, Ю. К. Поплинский, часть своей монографии "Из истории этнокультурных контактов Африки и Эгейского мира. Гарамантская проблема"12 посвятил изучению проблемы гарамантов. К сожалению, в ней не полностью учтены результаты последних раскопок в Феццане.

Ю. М. Кобищанов в своих монографиях "На заре цивилизации (Африка в древнейшем мире)"13 и "Северо-Восточная Африка в раннесредневековом мире (VI - середина VII в,)"14 уделил внимание ранней и поздней истории Гарамы в связи с мировой и региональной историей.

B. Б. Мириманов исследовал наскальное искусство гарамантов, а также предшествовавших им народов древней Сахары.

C. Я. Берзина в статье "Археологические памятники как источник по истории Африки" останавливается на анализе результатов последних раскопок в районе вади аль-Аджаль15.

В библиографии мы приводим также ряд других отечественных и переводных работ, в которых упоминается проблема гарамантов.

Позднеримский поэт Корипп в своей эпической поэме "Иоанниды" говорит о царстве гарамантов, Гарамантиде16. Это название представляется удачным. Гарамантида действительно была самобытной древнеливийской цивилизацией. Нам пока неизвестен ни ее генезис, ни причины исчезновения. Нельзя сегодня точно определить и антропологический тип древнего народа. В то же время в ходе последних раскопок были обнаружены надписи, часть из которых, по-видимому, гарамантского происхождения (мы приводим их в приложении). Их дешифровка, а также новые расколки наверняка позволят получить ответы на ряд нерешенных проблем. Открытие Гарамантиды только начинается.


Пользуемся возможностью искренне поблагодарить директора Центра ливийских исследований Мухаммеда Тахира аль Джаррари за любезно присланные им работы М.С. Айюба.

Античные источники цитируются по существующим отечественным переводам. Геродот по изданию: Геродот в девяти книгах (Л., 1972)

Плиний Старший по изданию: История Африки. Хрестоматия (М., 1979).

Тацит по изданию: Корнелий Тацит. Сочинения (Л., 1969)

Птолемей по изданию: "Античная география" (М., 1953)

>При переводе работ Ч. Дэниэлза и Р. Лоу учтена авторская трактовка античных источников. Перевод средневековых арабских источников осуществлен составителем (М.Ю. Рощиным) самостоятельно. При переводе отрывков из документов европейских экспедиций и работ английских, итальянских и французских путешественников XIX - XX вв. составителем были учтены цитации из них в работах М.С. Айюба на английском языке.

Особо следует выделить доклад на симпозиуме ливийского ученого Ф. Аль-Ради, посвященный анализу погребальных обрядов гарамантов. Результаты исследования Ф. Аль-Рашди учтены в статье на ту же тему, написанной специально для настоящего сборника Е. Циноевой.


Примечания:

1. Здесь и дальше в статье имеется в виду территория современного государства Ливия.

2.Например, один известный поэт родом из римской Северной Африки писал: "Faex Garamantarum nostrum processit in axem piceo gaudet corpore verna niger" ("Грязь наших гарамантов дошла до оси, и черный раб радуется своему черному как смола телу"). Anthologia Latina. Ed. F. Buecheler et A. Riese. Lipsiae, 1868, р. 155, No 183.

3.Советский историк Ю. К. Поплинский датирует "формирование гарамантской этнической общности (или гарамантского политического объединения)" периодом после 1400 г. до н. э. (Поплинский Ю. К. Из истории этнокультурных контактов Африки и Эгейского мира: Гарамантская проблема. М., 1978, с. 115-131).

4. Ayoub M. S. The Rise of Germa. Tripoli, 1968, р. 13.

5. Например, есть указания на то, что городом древнеливийского, т. е. дофиникийского, происхождения являлся Лептис Магна, крупнейший из городов Tripolis, в число которых входили также Эя и Сабрата.

6. Wright J. Libya. L, 1969, р. 53-54.

7. Айюб М. С. Джерма (мин тарих аль-Хадара аль-Либия). Тараблюс, 1969.

8. Daniels Ch. Garamantes of Southern Libya. Cambridge, 1970.

9. Law R. C. C. The Garamantes and Trans-Saharan enterpise in classical times. - The Journal of African history. 1967, vol. VIII, No 2, р. 181-200.

10. Дридзо А. Д. Гараманты (к вопросу о реконструкции истории и культуры).- Страны и народы Востока. Вып. VIII. М., 1969.

11. Mercier G. La langue libyenne et la toponymie antigue de l`Afrigue du Nord. - Journal Asiatigue. Octobre - decembre 1924, р. 280.

12.Поплинский Ю. К. Из истории этнокультурных контактов Африки и Эгейского мира: Гарамантская проблема. М., 1978.

13. Кобищанов Ю. М. На заре цивилизации (Африка в древнейшем мире). М., 1980; 2-е изд., 1981.

14. Кобищанов Ю. М. Северо-Восточная Африка в раннесредневековом мире (VI-середина VII в.). М., 1980.

15. Берзина С. Я. Археологические памятники как источник по истории Африки.- Источниковедение африканской истории, М., 1977.

16. Corippus F. C. Iohannidos seu de Bellis Libycis. - Monumenta Germaniae Historica. Auctorum Antiguissimorum, III, pars II. Berolini 1878, р. 69.


на главную | Древняя Ливия

 webmaster

Rambler's Top100 Яндекс цитирования