Чатал-Гуюк

Чатал-Гуюк

In-Situ

Артефакты
Букрании
Захоронения


Жилища


Материальная культура

Женские статуэтки



Настенные росписи

Росписи (прорисовки)
Росписи из храмов (в цвете)
Росписи из жилых зданий (в цвете)


Реконструкции

Джеймс Меллаарт
Джон-Гордон Своггер
     Общий вид Чатал-Гуюка
Музей Анатолийских цивилизаций
"Неолитический" дом
Разные авторы


3D-реконструкции
'Zentrum fur Kunst- und Medientechnologie Karlsruhe':

The mound with the old excavation trench
The new excavations
The old Excavation trench
A Shrine (depicted below)
Shrine 60



Библиотека

Бацалев В.В.
Город, в котором двери на крыше

Из e-книги "Великие археологические открытия"

Гимбутас М.
Из книги "Цивилизация Великой Богини: мир Древней Европы"

Горан В.П.
Из книги "Древнегреческая мифологема судьбы"

Маккенна Т.
Из книги "Пища богов. Поиск первоначального Древа познания"

Сафронов В. А.
Из книги "Индоевропейские прародины"

Фромм Э.
Из книги "Анатомия человеческой деструктивности"


Реклама

В. П. Горан

Из книги "Древнегреческая мифологема судьбы.
Проблема минойско-микенских истоков гомеовских представлений о судьбе"

3. Имена богов на табличках линейного Б-письма (I)

[...]

"Этот неолитический город (city) Чатал-Хююк дал среди многих других вещей уникальный ряд святилищ и культовых комнат, декорированных настенной живописью, рельефами в гипсе, головами животных,... и содержащих культовые статуи, которые показывают нам живую картину религии и верований неолитического человека..."104. В культовых комнатах были найдены культовые статуэтки мужских и женских божеств, вырезанные из камня и сделанные из глины, иногда раскрашенные105. Одной из особенностей Чатал-Хююка является то, что божества представлены там в человеческом виде106, но в качестве их символов выступают и животные107. Особая роль принадлежала женскому божественному существу - божеству плодородия. Впечатляет крупная фигура богини из обожженной глины. Она изображена рожающей - вероятно, ребенка мужского пола, - причем ее поддерживают два животных кошачьей породы108. Найденная в зерновом ларе в культовой комнате А. II. 1, "она могла быть помещена туда, чтобы посредством симпатической магии влиять на плодородность зерен"109.



Партнер богини занимал явно подчиненное положение, что дало повод назвать их отношения отношениями "матери - сына" или "брата - сестры". Вместе с тем то, что животным, символизировавшим партнера богини, был бык110, позволяет интерпретировать отношения этих божеств как брачные. А. Магрис замечает по этому поводу, что "в мире мифов эти вещи достаточно далеки от того, чтобы исключать друг друга: по всей вероятности, богиня была матерью, сестрой и партнершей одновременно111. Так, на одной композиции с четырьмя фигурами "слева пара божеств изображена как обнимающаяся, справа мать держит ребенка... Возможно, если не вероятно, что две сцены дают последовательность событий; соединение пары слева и желаемый результат справа. Богиня остается той же, мужчина появляется и как муж, и как сын..."112.



Как отмечает Меллаарт, "контрастирующие символы жизни и смерти - постоянная черта Чатал-Хююка"113. Разумеется, как мы уже видели, сама Великая Богиня была прежде всего божеством плодородия, рождения. Вместе с тем животным, которое символизировало ее, был леопард114, что подчеркивает агрессивный, дикий и зловещий характер ее образа. Обратим еще раз внимание на то, что, даже будучи изображаемой в качестве роженицы, богиня поддерживается двумя животными кошачьей породы, т.е. одновременно выступает и как Хозяйка Зверей. На основе этого, а также того "темного, сколь и тревожного факта", что "в фундаменте ее алтаря были погребены многие человеческие черепа"115, Магрис заключает, что для обитателей Чатал-Хююка, "Богиня секса и материнства была также Богиней загробного мира, ибо в человеческой жизни нет ничего ближе к смерти, чем совокупление и роды116. Таким образом, типичное для хтонических божеств сочетание символики плодородия, рождения, жизни, с одной стороны, и смерти - с другой, в этой столь древней фигуре просматривается уже вполне отчетливо.

Столь впечатляющее соединение противоположных символов рождения и смерти в фигуре Великой Богини, по-видимому, действительно можно отчасти объяснить тем прозаическим обстоятельством, что в древние времена вследствие плохих санитарных условий, в которых происходили роды, рождение и смерть часто соприкасались самым непосредственным образом. По данным французского антрополога Р. Шарля, исследовавшего некрополь Аргоса, даже к середине II тыс. до н.э. в ахейской Греции, когда в связи с улучшением материальных условий жизни наметилась явная тенденция к удлинению средней продолжительности жизни, у мужчин она продолжала оставаться большей (45 лет против 40 в первой половине II тыс.), чем у женщин (40 лет против 35 лет в первой половине II тыс.). "Вообще, резюмирует Шарль, - большинство случаев преждевременной смерти женщин объясняется примитивными условиями материнства117.

Имеются серьезные основания говорить о преемственности и "непрерывности в религии... от Чатал-Хююка... до великой "Матери-Богини" архаических и классических времен, до темных фигур, известных как Кибела, Артемида и Афродита"118.

О том, что Великая Богиня Чатал-Хююка является Хозяйкой зверей, уже говорилось выше. И Кибела, и Артемида, и Афродита классических времен сохранили черты как божеств плодородия, так и Владычиц зверей. В Чатал-Хююке была найдена сделанная из белого мрамора фигура "двойной богини" с двумя головами, двумя парами грудей, но с одной парой рук119. Как отмечает Меллаарт, эта фигура являет собой наиболее раннюю репрезентацию исконного для анатолийской религии концепта. Она, вероятно, репрезентирует два образа Великой Богини - матери и девы, предшественниц "Двух Владычиц" кносских текстов, знаменитых изделий из слоновой кости из Микены, а также Деметры и Коры классической Греции"120.



В подтверждение вывода о существовании связи преемственности от анатолийской Великой Богини, восходящей к Великой Матери Чатал-Хююка, до критской богини вегетации и плодородия Магрис ссылается на то, что доиндоевропейское население Крита, создавшее минойскую культуру, прибыло из Анатолии121. Минойская богиня вегетации и плодородия была связана не только с деревьями и цветами, но и с животными. Имела она и партнера, подчиненного ей122 и даже, насколько об этом можно судить по изображениям на геммах и печатях, "помеченного для печального конца"123.

Все это, действительно, сближает минойскую Богиню вегетации и с каркемишской Кубабой, и с Великой Богиней Чатал-Хююка, позволяя ставить вопрос и о возможной генетической связи (разумеется, через соответствующие посредствующие звенья) между этими фигурами.

Словом, с учетом давних и тесных контактов с Анатолией прежде всего минойцев, вполне естественным будет предположение, что им, а под их влиянием и микенцам "были свойственны представления о Богине Матери и ее божественном сыне, а иногда супруге, которому суждено (is fated) умереть или быть принесенным в жертву со смертью старого года, который он символизирует, и снова быть рожденным весной"124.

[...]

 

(PS. Иллюстрации мои. - Юлли)

 


 

Примечания:

104. Ibid. P. 77.

105. См.: Ibid. P. 23.

106. См.: Ibid. P. 23.

107. См.: Ibid. P. 166.

108. См.: Ibid. P. 139, 156.

109. См.: Ibid. P. 139.

110. См.: Ibid. P. 166.

111. Magris A. L' idea di destine... Vol. 1. P. 33.

112. Mellaart J. Catal Huyuk p.148.

113. Ibid. P. 48.

114. См.: Ibid. P. 166.

115. Magris A. L"idea di destine... Vol. 1. P. 33.

116. Ibid.

117. Charles R.P. Etude antropologique des necro-poles d"Argos: Contribution a I"etude des populations de la Crrece antique. Paris, 1963. P. 76.

118. Mellaart J. Catal Huyuk p. 24.

119. См.: Ibid. P. 141.

120. Ibid.

121. См.: Magris A. L"idea di destine-... P. 35.

122. См.: Mylonas G-. Mycenaean Religion. P. 130.

123. Magris A. L"idea di destine... P. 35.

124. Taylour L.W. The Mycenaeans. P. 44.

 


на главную

 webmaster

Rambler's Top100 Яндекс цитирования